© COPYRIGHT 2003, DIGISYS





Круглый стол журнала "Современный дом"

В начале любой дискуссии полезно договориться о значении используемых терминов. Понятие «умный дом» трактуется и как технология инженерного оснащения жилища, и как само здание, и даже как совокупность различных взаимосвязанных систем с элементами искусственного интеллекта. Используют и схожее понятие «интеллектуального здания» в приложении к зданиям офисного, промышленного или торгово-развлекательного назначения («не жильё»).

Мы, практики, используем эти термины в разговоре с нашими заказчиками для обозначения пожеланий клиентов. Иными словами, поговорим о том, что сегодня реально востребовано рынком.

«Умный дом». Сегодня клиент заказывает в собственное жилище удобство. Прогресс идёт в направлении «минимизации мышечных усилий» человека. Раньше человек переключал каналы телевизора переключателем и должен был подходить к нему, потом – с помощью проводного пульта, – сегодня с дистанционного ИК- или радио-пульта. Управление кондиционером делает с другого пульта. Управление освещением – с третьего, жалюзи – с четвёртого, музыкальным центром, домашним кинотеатром – с пятого, шестого… Удобнее управлять этими устройствами с объединённого пульта. Появляется возможность создать логические связи между системами (при включении кинопроектора опускается экран) – вот и умный дом, т.е. максимально удобное управление с наименьшим усилием. И не важно, на какой технологии это построено – на универсальном пульте за 100-200$ или на шине EIB, BacNet или LonWorks.

1. Как вы оцениваете умный дом в целом: забава для богачей или направление, которое в перспективе значительно изменит стиль жизни современного общества, а не только отдельных его представителей?

Умный дом – это не забава, а удобное жильё. Согласитесь, когда в вашем коттедже раздаётся звонок от входных ворот, неудобно бежать из мансарды в прихожую к домофону. Удобнее протянув руку снять телефонную трубку и, поговорив с гостями, открыть калитку прямо с телефона. А посмотреть на гостей можно на экране обычного телевизора.

Заметим, что дороговизна умного дома в понимании «удобный дом» - это миф. Всё зависит от тех конкретных удобств, которые хочет каждый хозяин. Ведь не обязательно каждый домовладелец захочет все теоретически возможные функции – на практике такого не бывает. Все люди разные. (Кстати, индивидуальный подход соответствует последним направлениям архитектурной теории.) Кому-то по вкусу автоматическое включение света по присутствию человека в комнате, другой считает это излишним. 

Мы сначала составляем техническое задание – какие функции Клиент хочет реализовать. Потом подбираем под его требования оптимальное по затратам техническое решение – рациональнее данную систему строить на Clipsal’е или Crestron’е… Мы умышленно не стали дилерами какой-то одной технологии или бренда. В большинстве случаев, задачи решаются довольно дёшево. Например, защита от протечки воды – это датчик протечки (50$), контроллер (можно использовать прибор охранной сигнализации – предположим, он уже установлен) и электроклапан (100$).

Прогресс не остановить. И сегодня электронные технологии развиваются стремительно. А лень – двигатель прогресса.

2. Что, по-вашему, мешает в России умному дому стать массовым явлением?

Какие-то средства автоматизации есть в каждом доме уже сейчас – и это явление уже сегодня массовое. Конечно, оснащённость жилища подобными устройствами будет стремительно расти. Причём, как и в любых других отраслях техники существует аппаратура разных ценовых классов. Одна и та же задача автоматизации может быть решена и за 100$, и за 1000$, и за 10000$... Но с разным качеством. И здесь опять же всё зависит от предпочтений Клиента. Современной технологии под силу решение задач самых сложных. Мы уже давно делаем системы управления технологическими процессами (выплавка стали, производство пива), работающие по сложнейшим алгоритмам – никто не называет эти системы «интеллектуальным заводом». Мы строим самообучающиеся системы с элементами искусственного интеллекта – это когда система должна реагировать на ситуацию, которую заранее нельзя было предусмотреть (иначе для такой ситуации написали бы алгоритм работы). Да, такие системы дорого стоят, но они вполне реальны. Дело в том, что в жилищном или офисном хозяйстве решение подобных задач маловостребовано (однако, тоже встречается). А простые полезные алгоритмы можно реализовать дёшево. 

3. Изменилось ли что-нибудь со времен появления первых интеллектуальных жилых объектов в России? Поменялось ли отношение нашей аудитории к явлению умного дома? Многие ли из ваших клиентов знали о нем заранее или большинству приходилось рассказывать об этом с нуля?

В последнее время мы наблюдаем сильно повышающийся спрос на автоматизацию зданий. Мне кажется, что «дома» это вызвано переходом от моды к простому удобству, а  «на работе» - всё-таки экономикой. С появлением крупных зданий системы автоматизации и диспетчеризации становятся просто необходимостью. Без средств автоматизации в зданиях, площадью под 50-100 тыс. кв. м операция по закрытию какого-то вентиляционного клапана или включению электрического потребителя приводит к километровым прогулкам из диспетчерской к «выключателю» и обратно. Нормальной эксплуатации здания не получится!

4. Устраивает ли вас как сторону, активно продвигающую интеллектуальные технологии умных домов, сложившаяся на сегодня в России система проектирования и строительства? Насколько лояльна данная система к восприятию новых технологий и методов проектирования и строительства, необходимых для эффективной реализации идеи умного дома?

При правильном управлении инвестиционно-строительным проектом проблем, как правило, не возникает. Проще и эффективней работа строится, когда по всем инженерным системам проектирование и работа поручена единому подрядчику. Не возникает вопросов с разделением ответственности, согласованности в трассах и системах, дублированием оборудования. Получается проще и дешевле. 

На наш взгляд, неэффективно работает современная система тендеров, или подрядных торгов.

Проанализировав наш предыдущий опыт участия в этих конкурсах, независимо от их результатов мы увидели, что, как правило, тендеры не приносят ничего хорошего ни заказчику, ни выигравшему подрядчику, ни проигравшим участникам конкурса, ни организаторам. При всей полезности самой идеи этого рыночного механизма практическая реализация его приносит вред.

Прокомментировать данное решение можно следующими положениями:

·         В большинстве случаев победитель выбирается по минимальной цене, поэтому конкурсанты предлагают дешёвую комплектацию, экономят на квалификации монтажников. Известно, что хорошо дёшево не бывает.

·         Иногда конкурсанты занижают предложения в надежде потом, при заключении договора, провести известные "уточнения". Это приводит к скандальной ситуации, когда договорная цена сильно отличается от тендерной цены. В результате, или заказчика, или подрядчика новые условия договора не удовлетворяют, и вся предстоящая работа оказывается остановленной, не начавшись. Или ещё хуже, если подрядчик всё-таки взялся выполнять не очень-то выгодную для себя работу, а позже ему подвернулся хороший заказ. Естественно, Подрядчик перераспределяет ресурсы в пользу более рентабельной работы, и счастье, если у него хватит производственных мощностей не бросить начатую реализацию своего "выигрыша".

·         Обычно компания-заказчик, естественно не имея собственных специалистов в предметной области, не может достаточно глубоко проработать тендерное задание. Поэтому тендерное задание зачастую носит поверхностный характер, не отражающий особенностей конкретного объекта, и формально ему могут соответствовать чуть ли не любые предложения конкурсантов. Конкурсанты делают предложения, исходя из принципа "то, что есть на складе". В результате Заказчик не может получить систему с учётом своих индивидуальных требований.

·         Как мы знаем, аналогичные идеи разделяют и другие опытные компании, следовательно, добывание подряда в тендере - удел новичков рынка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодняшняя ситуация на рынке позволяет опытной компании эффективно работать по нормальным, плановым заказам, избегая участия в подобных торгах.

Наверное, самое главное - это то, что оценивают конкурсное предложение обычно по срокам, цене и насколько авторитетные бренды заявлены в поставляемом оборудовании. Однако не это главное! Главное – это алгоритмическое обеспечение систем интеллектуального здания. А это know-how фирмы - системного интегратора. Заказчик же ни как не отражает это в своих «сводных таблицах для принятия решения». 

5. Какие события за последние 5-10 лет (появление новых технологий, материалов, изменение законодательной базы) являются наиболее важными с точки зрения дальнейшего развития идеи умного дома?

Во-первых, это удешевление средств автоматики и микропроцессорной техники вообще. Когда сотовый телефон стоил 5000$ -их были единицы, сегодня мобильник есть чуть ли не у каждого студента и школьника. Та же история повторяется и в оснащении зданий.

Во-вторых, наиболее полезные идеи узакониваются и, значит, способствуют массовому распространению. Например, сегодня строительные нормы требуют реализации обязательных алгоритмов инженерными системами при пожаре.

6. Можно ли слепо копировать опыт западных стран, значительно опередивших Россию по количеству и качеству интеллектуальных объектов, или необходимо учитывать местные условия? Какие?

Конечно, нельзя отмахиваться от передового западного опыта в построении систем. Но свои know-how фирма нарабатывает самостоятельно – в этом её конкурентное преимущество на рынке. Кроме того, каждый заказчик, каждое здание - уникально.

7. Во всем мире считается, что умный дом как явление был вызван к жизни энергетическими кризисами, соответственно энергоэффективность ставится во главу угла. У нас же на ее месте – комфорт. Чем объяснить подобную деформацию?

В рыночной экономике спрос на те или иные системы обусловлен соотношением цен на 1) оплату труда электриков, сантехников и т.п. , 2) энергоресурсы – электричество, вода, газ,… 3) жилые и производственные площади – собственность, аренда, строительство… В России (и Москве) все эти цены быстро приближаются к западным – поэтому и спрос на системы автоматизации и диспетчеризации растёт.

8. Считаете ли вы, что технологии умного дома могут стать важным подспорьем в деле выживания в новых социально-политических условиях, предполагающих растущую угрозу терроризма?

Комплекс систем безопасности – охранно-тревожная сигнализация, охранное телевидение, контроль и управление доступом – это одна из функций «интеллектуального здания».  Отличие от традиционных систем – грамотно разработанные объединённые алгоритмы управления, внедрение экспертных систем, основанных на обработке нечётких данных, механизмах принятия решений в нерасчётных ситуациях. Ведь человек физиологически не может одновременно обрабатывать больше 7-10 параметров, а машина – без теоретических ограничений. В этом суть применения интеллектуальных систем.

9. Какое из последних технических достижений способно заметно поднять уровень безопасности умного дома?

В последнее время появляется много разработок, основанных на дополнительной обработке первичной информации от датчиков – это позволяет снизить как вероятность ложного срабатывания системы, так и «обмана» системы злоумышленником. Появляется возможность реализовать любые алгоритмы в интересах Заказчика. Шинная технология построения инженерных систем позволяет реализовать функциональное резервирование - а это живучесть как систем безопасности, так систем жизнеобеспечения здания.

10. Ваше отношение к глобализму. Является ли умный дом типичным глобальным продуктом?

Умный дом – это просто система управления. Сложная или простая, но, как правило, индивидуальная для каждого здания. В идеальном случае, структура системы управления должна строго соответствовать общему архитектурному замыслу архитектора проекта. Независимо от того, какой архитектурной теории он придерживается, и инженерные системы, и система управления ими должны обеспечивать запроектированные функции помещений, назначения рабочих зон, взаимодействие людей в здании и т.п. В этом смысле умный дом – глобальное требование современного дома. А что касается глобализма  как утраты национальных особенностей в строительстве – я не согласен. Японские дома, например, очень своеобразны в архитектурном отношении, что не мешает их электронной начинке.

11. Какие проблемы местного и глобального характера на сегодня больше всего ограничивают вашу деятельность по реализации интеллектуальных объектов? Какие способы их решения вы применяете или предлагаете?

В настоящее время ещё остаётся недопонимание полезности систем управления среди строителей и архитекторов жилья, офисных, торговых и производственных зданий. С ростом числа оснащённых зданий в домовладельческом бизнесе станет очевидным конкурентное преимущество интеллектуальных зданий. Этот эволюционный процесс уже прошёл в средствах вооружения, авиации, флоте. Современный танк стоит миллион долларов – 90% этого электроника. Однако потребитель идёт на эти затраты – бой как наиболее жесткая форма конкуренции доказал необходимость серьёзной системы управления. Сегодня наблюдается пик развития в промышленной автоматизации. Здесь необходимость системы управления доказала экономика. А ведь основная среда обитания человека – дом и офис. Очередь за ними. Тема автоматизации зданий - новая, специалистов мало, архитекторы и строители старой школы не имеют полной и чёткой информации. Заказчик не в курсе. Спасибо вашему изданию, что обращается к этой актуальной теме.

12. Извечный вопрос: взаимодействие инвестора, архитектора, инсталлятора и множества подрядчиков в совместном проекте. Есть ли какие-либо сдвиги в этой области? Насколько реален сейчас метод единого подряда в проектировании и строительстве интеллектуальных объектов?

 

Важно, чтобы работала команда, объединённая общим замыслом и нацеленная на результат. Очень важна чёткость в постановке задачи. К сожалению, опыт показывает, что при строительстве сложных объектов нередко возникают одни и те же ошибки.

1.     В качестве строителей часто приглашаются крупные иностранные строительные компании, которые приходят со своей кооперацией подрядчиков. Реально «рабочие руки» - российские. (Если по общестроительным работам можно просто нанять рабочих на рынке труда при сохранении иностранного менеджмента, то по наукоёмким задачам – инженерному оборудованию зданий – подряжаются московские фирмы). Это приводит к длинной цепочке посредников:

·        Инвестор, застройщик

·        Строительный генподрядчик

·        Иностранный субподрядчик по инженерным системам

·        Российский субподрядчик по инженерным системам

·        Российские субподрядчики по направлениям (вентиляция, кондиционирование, водоснабжение, электрооборудование, системы безопасности, слаботочные системы, противопожарная защита и т.п.)

·        Субподрядчики по конкретным системам.

При такой длинной цепочке посредников усложняется договорное обеспечение, управление проектом, деньги инвестора тратятся на неоправданную прибыль промежуточных посредников.

2.     Эксплуатирующие компании и службы безопасности (реальные пользователи инженерных систем) появляются только на этапе сдачи объёкта. Поэтому их частные требования начинают внедряться путём переделки систем после сдачи здания. Это ведёт к дополнительному удорожанию проекта.

3.     Помещения арендаторов проектируются «до уровня систем основного здания» (shell and core). Это делается в связи с тем, что арендаторы хотят производить отделку помещений по собственному дизайну (некоторые магазины имеют единый дизайн по всему миру). Появляются дополнительные перегородки, подвесные потолки, что требует переделки всех уже смонтированных инженерных систем, введением  нерасчетных дополнительных требований к центральному оборудованию, увеличению адресной ёмкости сверх установленной. Вмешательство в центральное оборудование на этом этапе сопряжено с нарушением гарантийных обязательств застройщика перед иностранной фирмой-установщиком. Авторское сопровождение таких работ иностранной фирмой тоже дело недешёвое.

4.     Проектирование здания зачастую ведётся параллельно со строительством. А бывает и так: сначала ведётся строительство, а потом оформляются проектные документы.

5.     Инженерные системы по-старинке финансируются по остаточному принципу. 

ВЫВОДЫ:

1.     Многие указанные просчёты связаны с дефектами концептуальной проработки проекта. Каждый дополнительно затраченный рубль на этапе проектирования оборачивается экономией 10 рублей на этапе строительства и ещё неизвестно сколько на этапе эксплуатации.

2.     Для построения инженерных систем здания целесообразно приглашать российские инжиниринговые компании.

13. Ваш взгляд на ближайшую и более отдаленную перспективу развития интеллектуальных технологий в России.

Любую наукоёмкую технологию ждёт стандартизация, удешевление решений, интеграция со смежными направлениями – и, как следствие, переход к массовости.

Умный дом, интеллектуальное здание – прежде всего система управления, реализующая совокупность требуемых на объекте функций. Сегодня назрела необходимость нормативно определить обязательные и вспомогательные функции для каждой категории зданий и сооружений. И эти работы уже ведутся.






 
 
 
 
 


КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

(495) 730–15–15,
(495) 730–14–14 (многоканальный)


Адрес электронной почты:
agp@digisys.ru



rambler's top100 Яндекс цитирования Directrix.ru - ३⨭Ј, Є в «®Ј б ©в®ў